[Reallife?]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » [Reallife?] » архив тем » Что-то с чем-то, запивать текилой х)


Что-то с чем-то, запивать текилой х)

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Итааак) Великая Чарли решила-таки похвастаться своим бредом! Муахаха) Читайте, читайте, я преимущественно по фанфикам и прочей письменной муре, до Оо" Так что... Я тут вся перед вами, ибо мысли мои все там Оо" Тарарарам, с открытием этой темки меня)

P.S.: приготовьтесь к тяжёлому путешествию по страницам моей прозы хД И учтите: Чарли очень любит не называть героев напрямую, упоминая только местоимения хДДД
P.P.S.: Ребят, пишу без шапок. Если вдруг, если это, конечно, возможно, захочется куда-то стырить, ну умоляю вас, ну укажите вы автора! если что, я известна как Lailani Oo

Отредактировано Charlie Walker (2009-10-06 00:41:03)

0

2

Да... Вообще-то, это задумывалось, как фанфик по FMA, но... в принципе, если убрать пару фраз, можно считать это самостоятельным произведением х) Вообще-то, это что-то типа сонгфика...) А насчёт герове... Ну, кто смотрел, тот поймёт, кто не смотрел, тому скажу хД

Requiem for a dream. Реквием по мечте.

Часть I. I hate everything about you.
(three days grace - I hate everything about you)

Исполнение мечты всей жизни - не что иное, как смерть.(с)

Она открыла глаза и тихо вздохнула. Всё тот же белый потолок, всё те же стены, всё та же кровать, всё тот же ненавистный человек рядом... Она безумно желала больше не просыпаться в этом доме. Она хотела того, чего человек рядом никак не мог её дать. Она хотела тихой и спокойной жизни. С любимым человеком. А того, кто лежал сейчас рядом, она ненавидела всей душой. Но всё равно почти каждую ночь оказывалась в его постели. Она хотела лишь одного: избавить от этого пагубного влияния. Больше не быть загипнотизированной куклой. Если бы он вдруг пропал, она бы не расстроилась. Ни капельки. Она бы даже не скучала по нему. Она бы, наконец, смогла вздохнуть свободно. Впервые за долгое время.
Девушка поднялась с кровати, накинула лежащий рядом халат. Даже эта, казалось бы, её личная вещица, пахла им, ненавистным мужчиной, развалившимся на кровати...
Утро ещё не вступило в свои права, поэтому полутьма в квартире ещё не рассеялась. Но она не стала включать свет. Ей не хотелось, чтобы он проснулся раньше, чем она уйдёт из этого дома...
Она тихо открыла дверь в ванную, та отозвалась протяжным скрипом. "Чёрт бы тебя побрал..." Она ненавидела скрипящие двери. Наверное, даже больше, чем человека в спальне. Нет. Больше, чем того человека, она просто не могла ненавидеть. Люди просто не способны на такое. Дверь, так же скрипя, закрылась за девушкой. Щёлкнул замок. С тех пор, как её жизнь изменилась в худшую сторону, она всегда запирала за собой двери. Боялась, что её могут лишить и этого маленького уединения? А может, просто хотела отгородиться от всего... Остаться одна. Почувствовать себя человеком, а не чьей-то игрушкой. Бездушной куклой. Девушка оперлась на раковину и вгляделась в своё отражение в зеркале над ней. Светлые волосы, разметавшиеся в беспорядке, орехово-карие глаза, немного припухшие от бессонных ночей, бледная кожа, словно бы она несколько дней, как умерла... А ведь она и так уже была мертва... С того дня, как осуществились её мечты. С того дня, когда мечты разрушили всю её жизнь...
В тот день он, почему-то, решил пригласить её на ужин. Обычный ужин, из разряда "ты-за-меня-работаешь-а-я-тебя-поблагодарю-как-умею". А она, радуясь возможности побыть с предметом обожания наедине, согласилась. Причём, с огромным удовольствием. И чем всё кончилось? Банально, всё как обычно и бывает. Но она радовалась чему-то непонятному, чему-то такому эфемерному... Эйфория, завладевшая её сознанием, всем её существом... А теперь она готова была отдать всё, чтобы того вечера никогда не было. Чтобы кто-то могучий и великий вычеркнул этот эпизод из книги её жизни. Чтобы эта страница не подлежала восстановлению. Чтобы наверняка... Она безумно желала вернуться в ту свою "прошлую жизнь". Где всё легко и просто. Где не надо никого ненавидеть. Где она была свободна и, в какой-то мере, счастлива...
Девушка моргнула, отгоняя подступающие к глазам слёзы. Она не имела права плакать. Она должна была быть сильной. И она будет. Не зря она столько пережила: гражданская война, война межличностная... Гневный всхлип. Резкий взмах рукой. Всё полетело к чертям, её жизнь превратилась в ад!.. Какие-то баночки, флакончики полетели следом. Отправляйтесь в ад! В ад! Она ненавидела его! Ненавидела!..
Звон разбитого стекла вывел девушку из состояния слепой ярости. Алая кровь, струйками стекающая по руке. Она в гневе колотила по зеркалу, резала руки осколками, но ей было всё равно. Она не понимала, что происходит вокруг, да и не особо хотела понимать. Просто вымещала свою злость на ни в чём не повинном зеркале. "Я... ненавижу... ненавижу... всё, что связано с тобой, всё, абсолютно... Хочу, чтобы ты умер. Ненавижу тебя!.." Она знала, что ни черта он её не любит. Просто использует. Она была ему не нужна. И от этого становилось ужасно плохо... Стук в дверь нарушил её сумасшедшее безумие. Она остановилась. Попыталась успокоиться.
- Открой дверь.
Он командовал даже дома. И это её бесило. Она ненавидела его. Всей душой.
- Открой. Иначе я её вышибу.
Спокойный голос. Кажется, его даже не волновало, что происходит с этой женщиной. Она знала, что у него есть ещё сотни таких, как она. И не могла с этим ничего поделать.
- Открой.
Тихий щелчок замка. Дверь, всё с тем же протяжным скрипом, отворилась. На пороге стоял тот, кого она ненавидела. Протяжный стон, больше похожий на отчаянный вой волчицы, которая знает, что до следующего утра ей не дожить... Она опустилась на колени, на покрытый осколками пол. А он сверлил её ледяным взглядом, который ранил хуже битого стекла.
- Успокоилась?
Она снова всхлипнула и кивнула. А он, присев перед ней на корточки, взял её лицо в свои руки.
- Дура.
Она взглянула на него так, будто бы он был ей врагом. Хотя... Ведь так оно и было?.. Дёрнула головой, пытаясь высвободиться. Он нахмурился. Ему не нравилось, когда ему перечили.
Удар. Резко, наотмашь. Тихий вскрик. Слёзы, покатившиеся из широко раскрытых глаз.
- Дура, - повторил он, выходя из ванной. А она так и осталась сидеть на заваленном осколками и прочим мусором полу, вся в собственной крови и слезах. Она его ненавидела. И, несмотря на это, любила. И знала, что он тоже любит её. В те моменты, когда устаёт ненавидеть...
Хлопнула входная дверь. Он ушёл. Он не стал ждать её. Просто хлопнул дверью, возвестив о своём уходе. О том, что он недоволен. О том, что он её ненавидит. Теперь уже она могла дать волю слезам. Просто поплакать, пока никого нет рядом. Пока никто не будет бить тебя за каждый неправильный шаг. Пока не придётся скрывать побои под одеждой. Пока не придётся объяснять, что бесконечные синяки и ссадины взялись вовсе не от того, с кем она так неосторожно связала свою судьбу... Она подняла с пола осколок. Может, пора уже покончить со всем этим? Раз и навсегда? Медленно поднесла "оружие" к запястью. И тут же бросила обратно на пол. Она слишком любила себя. Нет. Она слишком любила его. Того, кого ненавидела...

Часть II. Where the hell are you, when I need you?
(three days grace - wake up)

Жестокость - тоже проявление любви. Вот только не каждый способен такую любовь выдержать...(с)

Любовь. Бесполезное слово. Он всегда знал это, именно поэтому практически им не пользовался. А это бывало чревато последствиями. Ведь ей-то не объяснишь, что в любовь он не верит. Она просто не захочет этого понимать. И если раньше она с этим мирилась, то сейчас, очевидно, ей это надоело. Причём, надоело настолько, что она ушла навсегда. По её словам, естественно. Заявила, что уходит. И не напрямую, глядя в глаза. Оставила записку. Побоялась, что он её не отпустит? Не даст вырваться из его цепких лап тирана?.. А может, просто знала, что тогда ей самой не хватит духа уйти. Она бы осталась. Всенепременно. Она ещё не определилась, чего хочет. И выбрала тот путь, который показался наиболее лёгким и осуществимым. Она сбежала. Сбежала от него. Хотя знала, что это невозможно. Лучше остальных знала... И он не собирался оставлять этого просто так. Ему необходимо было вернуть её. Зачем? Наверное, просто слишком к ней привязался за это время. Она - полезный человек. Он не мог просто так её отпустить. А может, он влюблён?.. Нет. Он не знал такого слова, как "любовь". Человек с ледяным сердцем. Железный канцлер. Нет. Железный полковник. И будущий железный фюрер.
Серые улицы, дождевые облака и противная слякоть. Он помрощился. К чему было снова возвращаться в эту квартиру, если он прекрасно знал, где её искать?.. Наверное, она сама этого хотела. Чтобы он нашёл её. И вернул. Почему он обязан это делать? Потому что сам так решил. По каким-то там своим соображениям. Которые, надо сказать, известны были одному Богу. В которого он, кстати, не верил. Вот такая вот цепочка...
Мужчина шёл по одинаковым, до безобразия, улицам, разглядывая хмурые лица прохожих. Которых почти не было, ибо они предпочли тихий отдых перед камином с чашкой горячего кофе и любимой книгой шатанию под дождём. В основном туда-сюда сновали военные. Делать им больше нечего?.. Неправда. Просто работа такая... Он даже видел парочку знакомых, которые хмуро кивали ему из-под зонтов и надвинутых на лицо капюшонов. Знакомых, которые перешёптывались за спиной. Которые перешучивались. Вон, мол, опять от него баба убежала... Нет. Она убегала впервые. За долгие годы. Но... ведь были и другие? А... Незначительные связи, которые он и не запоминал. Зачем? К чему? Вот и он так думал...
А она? Кем она была для него?.. Никем. Игрушкой. Куклой. Да. Именно так он и думал. А так ли было на самом деле?..
Вот и он, знакомый дом, в котором сейчас пряталась беглянка. Он был в этом уверен. Её просто не может быть в другом месте... Первый лестничный пролёт он преодолел на удивление быстро. Осталось всего ничего. Ещё несколько этажей. Всё-таки, не зря он был военным. У него была прекрасная физическая подготовка, именно поэтому он преодолевал этаж за этажом, даже не замечая этого. Вот она, знакомая дверь. Громкий, властный стук. И тишина в ответ...
- Ты здесь. Я знаю.
Она не собиралась открывать двери. Боялась, что он снова может её ударить?.. Да... Он мог не сдержаться. Но он изменился за эту ночь, проведённую в одиночестве. Он стал другим человеком. Он пообещал сам себе, что больше не будет тем, кого можно ненавидеть. Но... ведь невозможно так быстро изменить то, что строилось на протяжении всей жизни?..
- Открой.
Тишина. Ни единого шороха. Она хотела, чтобы он ушёл. Чтобы не пытался её вернуть. Но... не сама ли она в глубинах своего подсознания страстно желала, чтобы они снова были вместе? Хотя... Это самое "вместе" не совсем подходило под определение их отношений. Он снова настойчиво постучал, сотрясая ненадёжную на вид дверь. Жаль, что ненадёжной она была лишь на вид. "Где же ты, чёрт возьми?!.."
Сзади послышались тихие шаги. Удивлённый вздох, от которого веяло ужасом. Он обернулся, когда светловолосая девушка резко повернулась и побежала вниз по лестнице. Мужчина рванулся за ней, изо всех сил надеясь, что убежать она не успеет. Что он сможет её догнать. Досадный просчёт: он и не подумал, что в квартире её может не быть. Был уверен в своей правоте на все сто процентов. Сил на крик не оставалось, он пускал всю энергию на бег. "Остановись... дура..."
Девушка бежала на удивление быстро. Очень уж не хотелось обратно в лапы тирана и деспота... "Сама виновата... Дура..." Он знал, что во всём виновата женщина. Это она позволяла такое отношение к себе. Она его всегда провоцировала. Всё она. А  теперь убегала. Слабачка. Трусиха. "Дура..."
Он не понимал, зачем её преследует. Последний лестничный пролёт, а впереди маячит дверь, за которой он уже может никогда её не догнать... Мужчина попытался бежать быстрее. Только вот как-то плохо получалось... Единственное, что было ему на руку - это то, что беглянка явно устала и готова была в любой момент оступиться.
- Стой, - хриплый рык вместо обычного приятного баритона. Он протянул руку вперёд и схватил-таки девушку за плечо. Вырываясь, она совершила роковую ошибку: перестала смотреть под ноги. Удар. Он ощутил, как теряет равновесие. Как падает вслед за ней на бетонные ступени. Чувствовал каждое прикосновение холодного камня. Он молился, чтобы ничего себе не сломать. И чтобы ничего не сломать ей. "Дура... сама виновата..."
Он поднял голову. Огляделся. Было больно, хоть и упал мужчина с довольно маленькой высоты. Они были примерно на середине лестницы... Он увидел, как она пытается встать, чтобы бежать дальше. Как она тихо плачет. Он не услышал ни единого всхлипа. И ещё раз поразился мужеству и стойкости этой женщины.
- Даже не думай.
Он поднялся куда легче. Наверное, всё дело было в том, что он не ломал ногу при полёте с лестницы.
- Всё хорошо. Всё будет лучше, чем раньше. Обещаю.
Она всхлипнула, пытаясь отползти от него. Она боялась, и этот ужас читался в огромных орехово-карих глазах. Наверное, он всё-таки ошибся в своих суждениях. Но ему нужна была эта женщина. Без неё он - никто. И дело тут даже не в любви...
- Не бойся. Если не хочешь, чтобы всё было хуже.
Она затравленно озиралась. Часто вдыхала воздух в лёгкие, словно бы ей было трудно дышать.
- Помогите!
Крик нарушил звенящую тишину в доме. Мужчина быстрым шагом подошёл к беглянке. И со всего размаха ударил по лицу.
- Заткнись. Дура. Всё будет по-другому. Верь мне.
Злобное шипение вместо ласковых слов. Побои вместо поцелуев и объятий. Таков её удел. Она снова всхлипнула, а он, присев рядом на колени, уже привычным жестом взял её лицо в ладони.
- Всё изменится. Слышишь?
Она медленно кивнула. Хотя, естественно, не верила. Да и он сам не верил. Пусть она его боялась. Она всё равно будет с ним, пока нужна ему. Потому что так пожелал он. Потому что он сильнее. А может, на то у неё были свои причины...

0

3

Ну, а тут по теме х) ДГМ в студию, тарарам)

Слава тебе, безысходная боль!
Умер вчера сероглазый король.
Вечер осенний был душен и ал,
Муж мой, вернувшись, спокойно сказал:
«Знаешь, с охоты его принесли,
Тело у старого дуба нашли.
Жаль королеву. Такой молодой!..
За ночь одну она стала седой».
Трубку свою на камине нашел
И на работу ночную ушел.
Дочку мою я сейчас разбужу,
В серые глазки ее погляжу.
А за окном шелестят тополя:
«Нет на земле твоего короля...»
                   Анна Ахматова "Сероглазый король"


Было слишком душно. Кровавое марево заката окрашивало некогда светло-голубой небосклон в настолько яркие цвета, что смотреть без рези в глазах казалось невозможным. Да она и не смотрела. Просто молча сидела у окна, что-то там думая себе такое, что было непонятно окружающим. Возможно, предчувствие чего-то такого, что надолго выбьет её из колеи, возможно, просто тихая меланхолия у окна… Да мало ли может быть причин у молодой женщины сидеть у окна, опустив глаза к полу, словно бы ведя с ним немой диалог?..
Природа за окном завораживала, заставляла снова и снова обводить её восторженным взглядом. А она уже ко всему этому привыкла. Хотя бы потому, что всю свою жизнь провела в этом месте. Сказать вернее, всю свою новую жизнь. Она ведь не раз начинала всё с самого начала, с чистого листа, стараясь забыть о том, что было тогда, в той прошлой, неудачной жизни. И иногда ей это практически удавалось. Вернее, казалось, что удавалось. А на самом деле… Разве можно сжечь то, что не горит, то, что составляет тебя саму, твою душу, твоё я?..
Она не заметила, как отворилась дверь. Только тихий скрип, тяжёлые шаги по деревянному скрипучему полу. Она ведь давно просила его что-то с ним сделать, с этим ужасным скрипом!.. «Занят», - всегда один и тот же ответ. Она всегда соглашалась: работа, работа и ещё раз работа. Кормить семью – дело не простое, особенно, когда ты и специализации особой не получал…
- Привет.
И всё же она не ждала его настолько рано. Обмахиваясь ладонью от душащей его жары, мужчина прошёл в комнату, слегка улыбаясь жене. Та ответила ему ласковым взглядом, отвлекшись немного от пола, который, кажется, готов был уже поведать ей все свои тайны, все свои секреты… Да и она бы ему рассказала. Если бы он её услышал…
Она не следила, как муж меряет комнату грубыми, неуверенными шагами. Он словно бы хотел о чём-то сказать, но она не чувствовала тревоги в его поведении. Скорее, что-то настолько обыденное и даже безразличное… Она ведь неплохо научилась уже различать чувства и эмоции людей за это время. Иногда это приносило боль, иногда просто горькое разочарование… Может быть, он просто что-то искал по углам, не мог найти, поэтому бесился и в ярости шагал по комнате. Хотя ярости она тоже не чувствовала. Ничего не чувствовала от него. Как будто бы, ему было всё равно…
- Знаешь…
Она удивлённо вскинула брови. Этот тон… Она не слышала его уже столько лет, долгих и счастливых лет. А настолько ли счастливых?.. Настолько ли беззаботных, какими она хотела их показать?.. Приносила ли ей счастье жизнь с мужем, с этим человеком?.. Да, ответила бы она в любой другой день. Но сейчас… Сердце сжималось от неопределённого и непонятного ощущения тревоги. «Успокойся…» Он говорил слишком равнодушно. Обычно его речь была окрашена в какие-то яркие тона, оттенки, эмоции, но нет, сегодня он просто говорил, настолько равнодушно, настолько незаинтересованно, что она начинала бояться. За него, за себя. И за то, что произошло…
- Знаешь… Он ведь умер.
Всего три слова, и жизнь оборвалась, дыхание резко участилось, а сердце готово было разорваться на части. «Он ведь умер…» Глупая, глупая шутка… Он опять её разыгрывал… Но глядя в глаза мужа, она прекрасно понимала, что никакого обмана тут нет. Всё, что было и будет сказано тут – сущая правда, неопровержимая, пусть и настолько горькая, жестокая, страшная… Равнодушный тон… Неужели, ему ни чуточки не жаль?! Он ведь был дорог не только ей одной… Хотя… Если вспомнить их ссоры, ссоры двух друзей, которые дружили чуть ли не с детства, ссоры, доходящие до рукоприкладства, если вспомнить, как столько лет назад, после пяти лет дружбы, они, двое мужчин, двое практически неразлучных друзей, вдруг начали ссориться. Она знала причину. И ничего поделать не могла. Ведь… Что заставило её тогда поступить именно так?.. Не знала…
- Тело нашли у старого дуба.
Как?! Как такой, как Он, мог умереть?.. Она не верила, она терзалась, мучилась, а на лице не дрогнул ни один мускул. Спокойная маска истинного безразличия и чуждой отстранённости, словно бы и не здесь она была, а где-то там, где мужья не приносят плохие новости… Нет. Она не верила. Просто не могла поверить в это, нет, нет!..
Как так?! Он ведь… Он просто не мог умереть!.. А муж… Ему всё равно. Может быть, в душе он терзается также, как и она, просто не показывает этого?.. Два бесчувственных чурбана снаружи – ранимые люди внутри. Может быть такое?.. Больны одной болезнью после стольких лет жизни?.. Они ведь никогда не прятались, никогда не скрывали свои эмоции…
- Он ведь был так молод…
Она мысленно умоляла его, чтобы он прекратил свой монолог. Чтобы больше не рвал ей душу на части своими словами, чтобы не терзал осколками стекла, которые остались от прежнего хрустального сердечка… Всё. Разбилось, и теперь назад больше не склеишь…
- Жаль жену его. Говорят, за всего лишь одну ночь, она даже поседела…
Тихая боль, безысходная боль. Он… он ведь умер… И всё… Нет его больше на свете… Пусть они не виделись уже столько лет, пускай, но она… Она ведь жила с осознанием того, что он есть, и это давало ей стимул. А теперь… Что делать?.. Как?.. Осталась только одна в жизни радость, и та была настолько связана с покойником, что женщина боялась, что не сможет пережить… Нет. Сможет. Просто обязана.
- Ладно. Мне пора.
Этот равнодушный, холодный тон. Она не понимала… Почему?.. Почему же он так ведёт себя?.. А ответ таился там, в их общем прошлом… Она ведь была виновата в том, что всё так получилось. И, сама не зная, почему, винила себя ещё и в Его смерти… Вот так…
Они были слишком молоды для того, чтобы что-то решать. Просто плыли по течению, хотя неспокойные времена заставляли взрослеть раньше времени. Они всё равно оставались детьми. Дружили. Воспринимали жизнь, как игру. А потом… Начали подрастать. Задумались о любви. И тогда она кинулась в этот омут с головой, не подумав, не послушав предостережений подруг или хныканий брата. Просто бросилась в эту пучину эмоций и чувств с головой… И эти серые, серые глаза, которые она просто обожала, без которых не могла жить, которые боготворила… «Глупая…» А в сердце боль, а в сердце холод, и теперь уже никто, никто не отогреет её душу, больше не будет там гореть тот пожар, что некогда пылал… Да она знала это уже давно. Ещё до его смерти…
Он всегда был готов пожертвовать собой ради других. Чуть позже ей стало казаться, что и своей семьёй тоже. А она была не готова ставить под удар то, что было для них обоих так дорого, так свято… А он не понимал. Она кричала, билась в истерике, уходила… Говорил ей брат… Он не смог отказаться от своих идеалов. А она от своих. На том и порешили. Любовь… Что им было это глупое слово, оно ведь только для юных горячих сердец, которые редко прислушиваются к советам здравого смысла. А тут – он, нынешний муж. Он всегда помогал, всегда поддерживал… И она решила, что нет другого выбора. А ведь именно из-за того, что она ссорилась со своим любимым человеком, со своим королём, со своей любовью, именно поэтому её муж перестал с ним разговаривать. Начал войну, развязал боевые действия. А она не знала, как это остановить. Да и не пыталась даже, как не стыдно это признавать. Просто ушла, забыв о любви, об этой всепоглощающей страсти, поступила, как взрослая, так она считала. Может, он бы и сдался потом. А может, ей стоило просто принимать его таким, какой он есть. Этого своего сероглазого короля. А она… не смогла. И выбрала путь к отступлению…
Было слишком душно. Она осторожно поднялась на ноги, боясь упасть, но всё-таки осталась стоять крепко. Даже не схватилась за стену, чтобы удержаться. «Слава тебе, безысходная боль!..»
Ей ничего не стоило дойти до соседней маленькой комнатушки, отворить скрипучую старую дверь, подойти к кровати. Там, под старым линялым одеялом, спала её маленькая радость, её отрада, её гордость… Её смысл жизни…
- Мама?..
Слишком неосторожно вошла?.. Она ведь и так собиралась разбудить малышку… Чтобы просто посмотреть на неё, просто полюбоваться…
Девочка распахнула глаза и взглянула на мать. Этот серый оттенок радужки, эта серая пелена, которая сводит с ума, которая заставляет ещё раз вглядываться в эти глаза, настолько прекрасные, настолько живые и настолько… настолько напоминающие о Нём.
- Хочешь, посмотрим на закат?..
Радостная улыбка. Она ведь и улыбается также… Маленький сероглазый ангел, маленькое чудо в этом мире, полном ужаса и страха… Она была рада, что они, наконец-то, покончили с прошлым. А Он… Он был готов продолжать. А она боялась. За этого своего светловолосого ангела…
А любила ли, раз так просто покинула, отказалась от всего, что было так дорого, казалось настолько свято?..
- Ну, идём…
У них была впереди ещё целая жизнь, чтобы наслаждаться каждым закатом, но она хотела, чтобы хотя бы один из них они провели вместе. Стоя рядом, глядя в окно, она не могла не верить, что когда-то будет всё хорошо. Может быть, даже сейчас у неё всё хорошо. Вероятно. Главное, что теперь она просто не имела права показать свои слёзы…
Открытое окно и свежий ветерок, ласкающий светлые волосы малышки. Вот оно, счастье… И только тихий шёпот деревьев за окном напоминал о трагедии… «Нет на земле твоего короля…»

0

4

Красиво.. грустно, но красиво. Такие вот вещи мне ближе всего...

0

5

А мне вот как-то ближе юмор...нескончаемый юмор^^

0

6

Christofer
о, да, милейший, как мы в этом похожи. Ангстовики-затейники, какие-то х) Спешл фо Кристофер, я буду сочинять ещё хДДД
Благодарю)
Wanda Cross
ну, это кому как, сударыня)

0

7

Charlie Walker
Уряяя *нужно же разбавлять жизнь клоуна по имени Тиз капелькой ангста))
Сенкью =*

0


Вы здесь » [Reallife?] » архив тем » Что-то с чем-то, запивать текилой х)